среда, 11 декабря 2013 г.

Добрые сказки Сергея Козлова

ДОЛГИМ ЗИМНИМ ВЕЧЕРОМ
Ах какие сугробы намела вьюга! Все пеньки, все кочки завалил снег. Сосны глухо скрипели, раскачиваемые ветром, и только труженик-дятел долбил и долбил где-то вверху, как будто хотел продолбить низкие тучи и увидеть солнце...
Ежик сидел у себя дома у печки и уже не чаял, когда наступит весна.
«Скорей бы, — думал Ежик,— зажурчали ручьи, запели птицы и первые муравьи побежали по дорожкам!.. Тогда бы я вышел на поляну, крикнул на весь лес, я Белка прибежала бы ко мне, а я бы ей сказал: «Здравствуй, Белка! Вот и весна пришла! Как тебе зимовалось?» И Белка бы распушила свой хвост, помахала им в разные стороны и ответила: «Здравствуй, Ежик! Здоров ли ты?» И мы бы побе­жали по всему лесу и осмотрели каждый пенек, каждую елку, а потом стали бы протаптывать прошлогодние тропинки... «Ты протаптывай по земле,— сказала бы Белка,— а я — поверху!» И запрыгала бы по деревьям...
Потом бы мы увидели Медвежонка.
«А, это ты!» — крикнул бы Медвежонок и стал бы помогать мне протаптывать тропинки...
А потом мы позвали бы Ослика. Потому что без него нельзя проло­жить большую дорожку.
Ослик бежал бы первым, за ним — Медвежонок, а уж за ними — я... «Цок-цок-цок!» — стучал бы Ослик копытцами, «топ-топ-топ!» — топотал Медвежонок, а я бы за ними не поспевал и просто катился. «Ты портишь дорожку! — крикнул бы Ослик. — Ты всю ее расковырял своими иголками!..» — «Не беда! — улыбнулся бы Медвежонок.— Я побегу за Ежиком и буду утаптывать землю».— «Нет, нет,— сказал Ослик,— пусть лучше Ежик разрыхляет огороды!» И я бы стал кататься по земле и разрыхлять огороды, а Ослик с Медвежонком — таскать воду... «Теперь разрыхлите мой!» — попросил бы Бурундучок. «И мой!» — сказала бы Лесная Мышь... И я бы катался по всему лесу и всем приносил пользу.
А  теперь  вот  приходится   сидеть   у   печки, — грустно   вздохнул Ежик, — и неизвестно еще, когда наступит весна...» 






ЕЖИК–ЕЛКА

Всю предновогоднюю неделю в полях бушевала вьюга. В лесу снегу намело столько, что ни Ёжик, ни Ослик, ни Медвежонок всю неделю не могли выйти из дому.
Перед Новым годом вьюга утихла, и друзья собрались в доме у Ёжика.
– Вот что, – сказал Медвежонок, – у нас нет ёлки.
– Нет,– согласился Ослик.– Не вижу, чтобы она у нас была,– сказал Ёжик. Он любил выражаться замысловато в праздничные дни.
– Надо пойти поискать,– сказал Медвежонок.
– Где же мы её сейчас найдём? – удивился Ослик.– В лесу– то темно...
– И сугробы какие!.. – вздохнул Ёжик.
– И все-таки надо идти за ёлкой, – сказал Медвежонок.
И все трое вышли из дома. Вьюга утихла, но тучи ещё не разогнало, и ни одной звёздочки не было видно на небе. 
– И луны нет! – сказал Ослик. – Какая тут ёлка?! 
– А на ощупь? – сказал Медвежонок. И пополз по сугробам. 
Но и на ощупь он ничего не нашёл. Попадались только большие ёлки, но они всё равно бы не влезли в Ёжикин домик, а маленькие все с головой засыпало снегом.
Вернувшись к Ёжику, Ослик с Медвежонком загрустили.
– Ну какой это Новый год!.. – вздыхал Медвежонок… 
– «Это если бы какой-нибудь осенний праздник, так ёлка, может быть, и не обязательна, – думал Ослик. — А зимой без ёлки — нельзя».
Ёжик тем временем вскипятил самовар и разливал чай по блюдечкам. Медвежонку он поставил баночку с мёдом, а Ослику – тарелку с лопушками.
О ёлке Ёжик не думал, но его печалило, что вот уже полмесяца, как сломались его часы-ходики, а часовщик Дятел обещался, да не прилетел.
– Как мы узнаем, когда будет двенадцать часов? – спросил он у Медвежонка.
– Мы почувствуем! – сказал Ослик.
– Это как же мы почувствуем? – удивился Медвежонок.
– Очень просто, – сказал Ослик. – В двенадцать часов нам будет уже ровно три часа хотеться спать!
– Правильно! – обрадовался Ёжик. И, немного подумав, добавил: – А о ёлке вы не беспокойтесь. В уголке мы поставим табуретку, я на неё встану, а вы на меня повесите игрушки.
– Чем не ёлка! — закричал Медвежонок.
Так они и сделали. В уголок поставили табуретку, на табуретку встал Ёжик и распушил иголки.
– Игрушки – под кроватью, – сказал он.
Ослик с Медвежонком достали игрушки и повесили на верхние лапы Ёжику по большому засушенному одуванчику, а на каждую иголку – по маленькой еловой шишечке.
– Не забудьте лампочки! – сказал Ёжик.
И на грудь ему повесили три гриба – лисички, и они весело засветились – такие они были рыжие.
– Ты не устала, Ёлка? – спросил Медвежонок, усаживаясь и отхлёбывая из блюдечка чай.
Ёжик стоял на табуретке, как настоящая ёлка, и улыбался.
– Нет, – сказал Ёжик. – А сколько сейчас времени?
Ослик дремал.
– Без пяти двенадцать! – сказал Медвежонок.– Как Ослик заснёт, будет ровно Новый год.
Тогда налей мне и себе клюквенного сока, – сказал Ёжик – Ёлка.
– Ты хочешь клюквенного сока? – спросил Медвежонок у Ослика.
Ослик почти совсем спал.
– Теперь должны бить часы, – пробормотал он.
Ёжик аккуратно, чтобы не испортить засушенный одуванчик, взял в правую лапу чашечку с клюквенным соком, а нижней, притоптывая, стал отбивать часы.
– Бам! бам! бам! – приговаривал он.
– Уже три, – сказал Медвежонок. – Теперь давай ударю я! – Он трижды стукнул лапой об пол и тоже сказал:
– Бам! бам! бам!.. Теперь твоя очеpeдь, Ослик.
Ослик три раза стукнул об пол копытцем, но ничего не сказал.
– Теперь снова я! – крикнул Ёжик.
И все затаив дыхание выслушали последнее «бам! бам! бам!».
– Ура! – крикнул Медвежонок, и Ослик уснул совсем. 
Скоро заснул и Медвежонок. Только Ёжик стоял в уголке на табуретке и не знал, что ему делать. И он стал петь песни, и пел их до самого утра, чтобы не уснуть и не сломать игрушки.