вторник, 3 сентября 2013 г.

Разработка урока по литературе. Тема: " Круги Треблинского ада» (2 часа)

Урок разработан учителем МАОУ гимназии №56 г. Томска Михайловой Ольгой Геннадьевной














Да, у Памяти груз тяжёлый, 
   Но его сохранить должны мы,
    Чтоб с нагрудной звездою жёлтой   
 Вновь не стать крематорским дымом.    
(Имануил Глейзер)

Цель урока: Продолжить знакомство обучающихся с так называемой «задержанной литературой» на примере очерка В. Гроссмана «Треблинский ад» (1944 г.)

Задачи:
1.​ Обозначить социальные и нравственные уроки, которые должно извлечь человечество из этой трагедии.
2.​ Способствовать воспитанию у учащихся уважения к личности и иной национальной культуре, формированию толерантного сознания.
3.​ Формировать навыки анализа прозаического произведение (выявлять проблематику, ее актуальность, находить средства выражения авторской позиции на основе анализа средств языка, стиля, пространственно-временной организации текста).
4.​ Обучать умению отстаивать свое мнение перед аудиторией, вырабатывать самостоятельную позицию.
Ход урока
I.​ Слово учителя

Мы продолжаем знакомство с так называемой «задержанной литературой», которая затрагивает важные и трагические события XX века. Мы познакомились с произведениями о Великой Отечественной войне, где речь идет о судьбах миллионов людей. В повестях В. Быкова, Ю. Бондарева, В. Богомолова, В. Кондратьева и др. важнейшим стал мотив уважения к культуре других народов, противостоящей человеконенавистнической идеологии фашизма. Таким образом, ответственность за действия своей страны несли в своих душах герои военной прозы, мальчики военной поры, а не ее руководители, цинично манипулировавшие лозунгами дружбы народов.
События войны и особенно ее финал — победа, купленная кровью миллионов: вместе с 19-летними лейтенантами, а порой и под их руководством дорогами войны шли, жертвуя собой, вчерашние крестьяне, пережившие насильственную коллективизацию, недоверие к их трудовому достоинству и национальным традициям. Можно было бы сказать, что войну выиграли мужики, принявшие на себя весь груз черного, тяжкого военного труда, и бабы, исполнявшие мужскую работу в тылу. Все это стало еще одной причиной, быть может, особенно характерной для развития литературы в нашей стране, обращения к очень важной теме .
Это тема судьбы народов, их исторического пути, их движения в будущее. Именно ХХ век с его социальными катаклизмами: революциями, двумя мировыми войнами, противостоянием тоталитаризма в его крайних формах фашизма и коммунизма и демократии со всем положительным и отрицательным в ней, ядерной угрозой, несущей опасность массового уничтожения, «холодной» войной, напрягшей все физические и духовные силы наций и народов, — бросил вызов всему человечеству. Вызов не просто каждому человеку, не только гуманистическим ценностям общества и нравственным основам жизни, но и народам в целом, национальным социумам, поставив под угрозу само их существование. Одним из таких народов стал еврейский народ.

II.​ Изучение нового материала

Сообщение 1 (индивидуальное сообщение, заранее подготовленное обучающимся)
Советские евреи были первыми, против кого была применена политика физического уничтожения. 6 миллионов евреев, погибших и истребленных в концлагерях Европы и России, — таков трагический итог недолгого господства нацистов. И на этом они не собирались останавливаться. «Одна из основных задач, — «пророчествовал» Гитлер, — будет заключаться в предотвращении развития славянских рас». Война явилась и поводом для того, чтобы сталинское руководство провело депортацию народов, проживающих на территории Советской России. Незаконное выселение стало трагедией чеченского, калмыцкого, балкарского и других народов России. Интернационализм, под знаменем которого большевики пришли к власти, полностью разоблачил себя. Следует прислушаться к словам известного правозащитника С. Ковалева: «Говоря Холокост, я имею в виду не только массовое уничтожение евреев и цыган германскими нацистами. В широком смысле слова, Холокост включает в себя уничтожение крестьянства в Советской России и сталинский террор, Гернику, Дрезден и Хиросиму. Но в середине нашего столетия именно Освенцим и Дахау волею обстоятельств стали наиболее известными символами того тупика, в котором обнаружила себя человеческая цивилизация на исходе второй мировой войны». Таким образом, судьба народов, их национального достоинства и демократического развития, стала главным вопросом современности, определяющим будущее страны. Тем важнее становился непредвзятый, объективный, прямой и честный взгляд на ее прошлое, в том числе и недавнее. Это касалось, в частности, и судьбы русского еврейства, и преступлений фашизма на территории нашей страны и всей Европы. Необходимо было и здесь разгребать завалы лжи так называемой антисионисткой пропаганды, взятой на вооружение идеологами коммунизма. Достаточно вспомнить ожесточенную борьбу общественности за память о Бабьем Яре, где были расстреляны десятки тысяч еврейских семей, за то, чтобы не только на словах, после принятия закона, но и на деле была решена судьба депортированных народов: калмыков, чеченцев, балкарцев, крымских татар и др., чтобы были хотя бы сказаны слова правды об истреблении русского крестьянства в период коллективизации, голода на Украине в 30-е годы, о фактически бесплатном труде в колхозах и бесправии деревенского населения.
( Тень Холокоста. //Материалы 2-го международного симпозиума «Уроки Холокоста и современная Россия», Москва 4–7 мая, 1997 г. — М., 1998. — С. 54.)

Слово учителя

Сегодня на уроке мы познакомимся с документальной повестью В. Гроссмана «Треблинский ад», с произведением , в котором подробно рассказывается о зверствах фашистов в концлагере Треблинка.

Беседа с обучающимися. Анализ текста.

(В процессе беседы учащиеся комментируют свои ответы, привлекая цитаты из текста или пересказывая отдельные эпизоды).
1.​ Что вы знаете о жизни и творчестве В. Гроссмана?

Сообщение 2.
Иосиф Соломонович Гроссман родился 29 ноября (12 декабря1905 года в Бердичеве (нынеЖитомирская область Украиныв интеллигентной еврейской семьеЕго отец — СоломонИосифович (Семён ОсиповичГроссманинженер-химик по специальности — был выпускникомБернского университета и происходил из бессарабского купеческого родаМать — Екатерина(МалкаСавельевна Витиспреподаватель французского языка — получила образование во Франциии происходила из состоятельного одесского семействаВскоре родители Василия Гроссманаразвелисьи он воспитывался матерьюВ детстве все его называли Йосяэто имя впоследствиипревратилось в Вася и стало его литературным псевдонимом.
В 1922 году окончил школу.
В 1929 году - химический факультет Московского государственного университета. Три года работал на угольной шахте в Донбассе инженером-химиком, химиком-ассистентом в Донецком областном институте патологии и гигиены труда и ассистентом кафедры общей химии в Сталинском медицинском институте. С 1933 года постоянно жил и работал в Москве.
В 1934 году опубликовал повесть из жизни шахтёров и заводской интеллигенции «Глюкауф», которую сразу же заметил Горького, и рассказ о гражданской войне «В городе Бердичеве». Успех этих произведений укрепил желание Гроссмана стать профессиональным писателем.
В 1935-1937 г.г. издавались сборники его рассказов, в 1937—1940 — две части эпической трилогии «Степан Кольчугин» — о революционном движении от 1905 года до событий первой мировой войны.
 В годыВеликой Отечественной войны до Дня Победы Василий Гроссман был специальным корреспондентом газеты «Красная звезда». Служил на Белорусском и Украинском фронтах. В 1942 году написал повесть «Народ бессмертен», ставшую первым крупным произведением о войне. Участвовал в создании документального фильма о битве под Москвой.
Во время битвы под Сталинградом находился на Сталинградском фронте. Участвовал в Сталинградской битве, награждён орденом Красной Звезды. На мемориале Мамаева кургана выбиты слова из его очерка «Направление главного удара».
Повести «Народ бессмертен», «Сталинградские очерки», другие военные очерки вошли в книгу 1945 года «В годы войны». Широкую известность получила книга «Треблинский ад», открывшая темуХолокоста, а в 1946 году — «Чёрная книга», составленная в соавторстве с Ильёй Эренбургом, но опубликованная лишь в 1980 году в Израиле. «Чёрная Книга» была издана в Нью-Йорке, но русское ее издание тогда так и не появилось. Идеологическая установка требовала не выделять ни одну национальность в рамках всего пострадавшего в ходе войны населения СССР.
Пьеса «Если верить пифагорейцам», написанная перед войной и опубликованная в 1946 году, была осуждена как «вредная».
С 1946 по 1959 год работал над дилогией «За правое дело» и «Жизнь и судьба». Эпический роман «За правое дело» (1952), написанный в традициях Л. Н. Толстого и повествующий о Сталинградской битве, Гроссман вынужден был переработать после разгромной критики в партийной печати. И только на Втором съезде Союза писателей СССР в 1954 году А. А. Фадеев признал, что его критика романа как «идеологически вредного» была несправедливой. Рукопись продолжения романа «За правое дело» — романа «Жизнь и судьба», носящего резко антисталинский характер, над которым писатель работал с 1950 года, в 1961 году была конфискована в результате обыска КГБ у писателя. Пытаясь спасти книгу, он написал Н. С. Хрущеву письмо. В конечном счете, Гроссмана принял член политбюро М. А. Суслов, огласивший подготовленное референтами (сам он роман не прочел) решение о том, что о возврате рукописи «не может быть и речи», и что роман может быть напечатан в СССР не раньше, чем через 200—300 лет. Другая копия романа, сохраненная С. И. Липкиным, в середине 1970-х, уже после смерти писателя, с помощью А. Д. СахароваБ. Ш. Окуджавы и В. Н. Войновича была вывезена на Запад. Роман был опубликован за рубежом в 1980-м, а в СССР — в1988 году, во время перестройки.
Вместе с «Жизнью и судьбой» была конфискована рукопись повести «Всё течёт», над которой Гроссман работал с 1955 года. Писатель создал новый вариант повести, который завершил в 1963 году (публикация за рубежом — 1970, в СССР — 1989).

В. С. Гроссман умер 14 сентября 1964 года. Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

Слово учителя

Очерк В. Гроссмана «Треблинский ад» (1944 г.) — трагический репортаж о преступлениях гитлеризма в одном из лагерей уничтожения евреев на территории Польши, ставший официальным свидетельством преступности фашизма на Нюрнбергском процессе.
Документальность, достоверность, объективность изложения фактов, открытость авторской позиции — своеобразно проявились в очерке В. Гроссмана «Треблинский ад». Внешняя бесстрастность повествования, требующая от очевидца-рассказчика исключительной духовной стойкости, контрастирует с картинами чудовищных злодеяний. Этим контрастом автор добивается в читателе ощущения, что «сами свидетели заговорили, возопили камни и земля». Нам предстоит пройти по всем кругам Треблинского ада, чтобы понять, что чувствовали, что испытали в последние минуты жизни люди, попавшие туда.
2. Как описывает автор место, называемое Треблинкой?
Здесь, на седлецкой железнодорожной ветке, расположена маленькая
захолустная станция Треблинка, в шестидесяти с лишним километрах от Варшавы,
недалеко от станции Малкинья, где пересекаются железные дороги, идущие из
Варшавы, Белостока, Седлеца, Ломжи… сосны, песок, песок и снова сосны, вереск, сухой кустарник, унылые станционные постройки, пересечения железнодорожных
путей...
… Почва здесь скупа и неплодородна, и крестьяне не обрабатывают ее. Пустырь так и остался пустырем…
… Этот убогий пустырь был выбран гестаповцами и одобрен германским рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером для постройки всемирной плахи; такой не знал род человеческий от времен первобытного варварства до наших жестоких дней. Здесь была устроена главная плаха СС, подобная Освенциму, превосходящая Сабибур, Майданек, Бельжице…
В этом лагере ничто не было приспособлено для жизни, все было приспособлено для смерти. Существование этого лагеря должно было, по замыслу Гиммлера, находиться в глубочайшей тайне, ни один человек не должен был живым уйти из него. ..
3. Как попадали в этот ад люди?
…Жертвы, подвозимые эшелонами по специальному ответвлению железнодорожной ветки, до последней минуты не знали о ждущей их судьбе. Охрана, сопровождавшая эшелоны, не допускалась даже во внешнюю ограду лагеря. При подходе вагонов охрану принимали лагерные эсэсовцы. Эшелон, состоявший обычно из шестидесяти вагонов, расчленялся в лесу, перед лагерем, на три части, и паровоз последовательно подавал по
двадцать вагонов к лагерной платформе. Паровоз толкал вагоны сзади и останавливался у проволоки, таким образом ни машинист, ни кочегар не переступали лагерной черты. Когда вагоны разгружались, дежурный унтер-офицер войск СС свистком вызывал ожидавшие в двухстах метрах новые двадцать вагонов. Когда полностью разгружались все шестьдесят вагонов, комендатура лагеря по телефону вызывала со станции новый эшелон, а разгруженный шел дальше по ветке, к карьеру, где вагоны грузились песком и уходили на станции
Треблинка и Малкинья уже с новым грузом…
 В июле первые эшелоны уже шли из Варшавы и Ченстохова в Треблинку. Людей
извещали, что их везут на Украину для работы в сельском хозяйстве.
Разрешалось брать с собой двадцать килограммов багажа и продукты питания. Во
многих случаях немцы заставляли свои жертвы покупать железнодорожные билеты
до станции "Обер-Майдан". Этим условным названием немцы именовали Треблинку.
…В товарный вагон набивалось не менее ста пятидесяти человек, обычно сто восемьдесят - двести. Весь путь, который длился иногда два-три дня, заключенным не давали воды. Страдания от жажды были так велики, что люди пили собственную мочу.
Люди ехали, прижавшись друг к другу, иногда даже стоя, и в каждом вагоне, особенно в душные летние дни, умирало к концу путешествия несколько стариков и больных сердечными болезнями. Так как двери до конца путешествия ни разу но
раскрывались, то трупы начинали разлагаться, отравляя воздух в вагонах….
… Совершенно иначе прибывали в Треблинку поезда из западноевропейских стран.
Здесь люди ничего не слышали о Треблинке и до последней минуты верили, что их везут на работы…
 На платформе, у которой разгружались очередные двадцать вагонов, стояло
вокзальное здание с кассами, камерой хранения багажа, с залом ресторана,
повсюду имелись стрелы-указатели: "Посадка на Белосток", "На Барановичи",
"Посадка на Волковыск" и т. д. К прибытию эшелона в здании вокзала играл
оркестр, все музыканты были хорошо одеты. Швейцар в форме железнодорожного
служащего отбирал у пассажиров билеты и выпускал их на площадь. Три-четыре
тысячи людей, нагруженных мешками и чемоданами, поддерживая стариков и
больных, выходили на площадь…
4. Что ожидало приезжих , когда они попадали на площадь?
… Унтер-шарфюрер (младший унтер-офицер войск СС) громко и раздельно предлагает приехавшим оставить вещи на площади и отправиться в "баню", имея при себе лишь личные документы, ценности и самые небольшие пакетики с умывальными принадлежностями… Они проходят мимо противотанковых ежей, мимо высокой, в три человеческих роста, колючей проволоки, мимо трехметрового противотанкового рва, снова мимо тонкой клубками разбросанной стальной проволоки…
…И страшное чувство, чувство обреченности, чувство беспомощности охватывает их: ни бежать, ни повернуть обратно, ни драться: с деревянных низеньких и приземистых башен смотрят на них дула крупнокалиберных пулеметов.
(обучающиеся отмечают, что ужас и отчаяние приехавших усиливается, когда они замечают, что делают с их вещами):
А на площади перед вокзалом две сотни рабочих с небесно-голубыми повязками
("группа небесковых") молча, быстро, умело развязывают узлы, вскрывают
корзинки и чемоданы, снимают ремни с портпледов. Идет сортировка и оценка
вещей, оставленных только что прибывшей партией..
... Нужно обладать квалификацией, чтобы в считанные
минуты рассортировать все эти тысячи предметов, оценить их - одни отобрать
для отправки в Германию, другие, второстепенные, старые, штопаные - для
сожжения. ..
5.​ С чего начинается следующий «круг ада?»
…Но вот партия переходит на новую площадку, уже внутри второй лагерной
ограды. На площади огромный барак, вправо еще три барака, два из них
отведены под склады одежды, третий под обувь. Дальше, в западной части,
расположены бараки эсэсовцев, бараки вахманов, склады продовольствия,
скотный двор, стоят легковые и грузовые автомашины, броневик…
Всех дряхлых, тяжелобольных отделяют от толпы, ожидающей "бани", и несут на носилках в "лазарет".
Вторая фаза обработки прибывшей партии характеризуется подавлением воли
людей беспрерывными короткими и быстрыми приказами…
"Мужчины остаются на месте, женщины и дети раздеваются в бараках налево".
Здесь, по рассказам очевидцев, обычно начинаются страшные сцены. Великое
чувство материнской, супружеской, сыновней любви подсказывает людям, что они
в последний раз видят друг друга. Рукопожатия, поцелуи, благословения,
слезы, короткие, кратко произнесенные слова, в которые люди вкладывают всю
любовь, всю боль, всю нежность, все отчаяние свое... Эсэсовские психиатры
смерти знают, что эти чувства нужно мгновенно затушить, отсечь. Психиатры
смерти знают те простые законы, которые действуют на всех скотобойнях мира,
законы, которые в Треблинке скоты применяли к людям. Это один из наиболее
ответственных моментов: отделение дочерей от отцов, матерей от сыновей,
бабушек от внуков, мужей от жен.
6. Какие чувства испытывали люди, когда им приказывали пройти в «баню»?
- Направляясь в баню, иметь при себе драгоценности, документы, деньги,
полотенце и мыло... Повторяю...
Внутри женского барака находится парикмахерская; голых женщин стригут под
машинку, со старух снимают парики. Странный психологический момент: эта
смертная стрижка, по свидетельству парикмахеров, более всего убеждала
женщин, что их ведут в баню.
…Для чего стригли женщин? Чтобы обмануть их? Нет, эти волосы нужны были на
потребу Германии. Это было сырье... Лишь в письменных показаниях Кона утверждается, что потребителем этих волос было военно-морское ведомство: волосы шли для набивки матрацев, технических приспособлений, плетения канатов для подводных лодок.
… Мужчины раздевались во дворе. Из первой утренней партии отбиралось
полтораста - триста человек, обладающих большой физической силой, их
использовали для захоронения трупов и убивали обычно на второй день.
Начиналась новая процедура. Голых людей подводили к кассе и предлагали
сдавать документы и ценности. И вновь страшный гипнотизирующий голос кричал:
"Achtung! Achtung! За сокрытие ценностей смерть! Achtung!"
…Подле будки стояли деревянные ящики, в которые бросались ценности: один для бумажных денег, другой для монет, третий для ручных часов, для колец, для серег и для брошек с драгоценными камнями, для браслетов. А документы летели на землю, уже никому не нужные на свете,документы живых мертвецов, которые через час уже будут затрамбованными лежать в яме.
7.Что особенно поражает автора в действиях фашистов?
…И удивительная вещь: скоты использовали все - кожу, бумагу, ткани, все
служившее человеку, все нужно и полезно было скотам, лишь высшая
драгоценность мира - жизнь человека - растаптывалась ими. И какие большие,
сильные умы, какие честные души, какие славные детские глаза, какие милые
старушечьи лица, какие гордые девичьи головы, над созданном которых природа
трудилась великую тьму веков, огромным молчаливым потоком низвергались в
бездну небытия. Секунды нужны были для того, чтобы уничтожить то, что мир и
природа создавали в огромном и мучительном творчестве жизни.
 Здесь, у "кассы", наступал перелом - здесь кончалась пытка ложью…
И когда наступал последний акт ограбления живых мертвецов, немцы резко меняли стиль отношения к своим жертвам. Кольца срывали, ломая пальцы женщинам, вырывали серьги, раздирая мочки ушей…
 Из жестокой практики последних лет известно, что голый человек теряет
сразу силу сопротивления, перестает бороться против судьбы, сразу вместе с
одеждой теряет и силу жизненного инстинкта, приемлет судьбу, как рок.
….Но для того чтобы застраховать себя, эсэсовцы дополнительно применяли на последнем этапе работы конвейерной плахи метод чудовищного оглушения, ввергали людей в состояние психического душевного шока…
Из рук их вышибали куски мыла и полотенца. Их строили рядами по пять человек в ряд.
- Hande hoch! Marsch! Schneller! Schneller!
…Дорога была покрыта белым песком, и те, что шли впереди с поднятыми руками, видели на этом взрыхленном песке свежие отпечатки босых ног: маленьких - женских, совсем маленьких - детских, тяжелых старческих ступней. Этот зыбкий след на песке - все, что осталось от тысяч людей, которые недавно прошли по этой дороге, прошли так же, как шли сейчас по ней новые четыре тысячи, как пройдут после этих четырех тысяч, через два часа, еще тысячи, ожидавшие очереди на лесной железнодорожной
ветке. Прошли так же, как шли вчера и десять дней назад, как пройдут завтра и через пятьдесят дней, как шли люди все тринадцать месяцев существования треблинского ада…
8. Что из рассказанного Гроссманом вас особенно поражает?
Чаще всего обучающиеся отмечают эпизод убийства детей.
 все свидетели отмечают зверство одного человекообразного существа, эсэсовца Цэпфа. Он специализировался по убийству детей. Обладая огромной силой, это существо внезапно выхватывало из толпы ребенка и, либо взмахнув им, как палицей, било его головой оземь, либо раздирало его пополам… Действия Цэпфа были нужны, они именно способствовали психическому шоку обреченных, они были выражением алогичной жестокости, подавляющей волю и сознание. Он был полезным, нужным винтиком в огромной машине фашистского государства…
Нам следует ужасаться не тому, что природа рождает таких дегенератов… Ужасно другое: существа эти, подлежащие изоляции, изучению как феноменыпсихиатрической науки, в некоем государстве существуют как граждане,активные и действующие. Их бредовая идеология, их патологическая психика, их феноменальные преступления являются необходимым элементом фашистскогогосударства. Тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч таких существ являются столпами германского фашизма, поддержкой, основой гитлеровской Германии.
9. Каким был следующий «круг треблинского ада»?
Путь от "кассы" до места казни занимал несколько минут.
Перед ними стояло красивое каменное здание, отделанное деревом, построенное, как древний храм. Пять широких бетонированных ступеней вели к низким, но очень широким, массивным, красиво отделанным дверям. У входа росли цветы, стояли вазоны. Кругом же царил хаос: всюду видны были горы свежевскопанной земли, огромный экскаватор, скрежеща, выбрасывал своими стальными клешнями тонны желтой песчаной почвы, и пыль, поднятая его работой, стояла между землей и солнцем.
…Широкие двери здания смерти медленно распахивались, и два подручных
Шмидта, шефа комбината, появлялись у входа.
… Высокий держал в руках метровую массивную газовую трубу и нагайку, второй
был вооружен саблей.
…В это время эсэсовцы спускали натренированных собак, которые кидались в
толпу и рвали зубами голые тела обреченных.
… Внутри самого здания действовали подручные Шмидта; сгоняя людей в
распахнутые двери газовых камер.
…К этой минуте у здания появлялся один из комендантов Треблинки, Курт
Франц, ведя на поводу свою собаку Бари. Хозяин специально натренировал ее,
бросаясь на обреченных, вырывать им половые органы.

Слово учителя

Но даже в такие страшные минуты у людей находились силы поддерживать друг друга и противостоять фашистам.
10. Какие примеры вы можете привести в подтверждение моих слов?
…Рассказывали о десятилетних девочках, с божеской мудростью утешавших своих рыдающих родителей, о мальчике, кричавшем у входа в газовню: "Русские отомстят, мама, не плачь!" Никто не знает и уж никогда не узнает, как звали этих детей. Рассказывали нам о десятках обреченных людей вступавших в борьбу против огромной своры вооруженных автоматическим оружием и гранатами эсэсовцев - и гибнувших стоя, с грудью, простреленной десятками пуль. Рассказывали нам о молодом мужчине, вонзившем нож в эсэсовца-офицера, о юноше, привезенном из восставшего варшавского гетто, сумевшем чудом скрыть от немцев гранату, - он ее бросил, уже будучи голым, в толпу палачей…
… Рассказывают о высокой девушке, на "дороге без возвращения" вырвавшей карабин из рук вахмана и дравшейся против десятков стрелявших в нее эсэсовцев. Два скота были убиты в этой борьбе, у третьего раздроблена рука. Страшны были издевательства и казнь, которым подвергли девушку…
все они, эти ушедшие в небытие, сохранили навечно самое лучшее имя, которого не могла втоптать в землю свора гитлеров-гиммлеров, - имя человека.
…Жители ближайшей к Треблинке деревни Вулька рассказывают, - что иногда крик убиваемых женщин был так ужасен, что вся деревня, теряя голову, бежала в дальний лес, чтобы не слышать этого пронзительного, просверливающего бревна, небо и землю крика. Потом крик внезапно стихал и вновь столь же внезапно рождался, такой же ужасный, пронзительный, сверлящий кости, череп, душу... Так повторялось по три - четыре раза на день.
…Ведь треблинская плаха была не простой плахой. Это была конвейерная плаха, организованная по методу потока, заимствованному из современного крупнопромышленного производства.
11. Почему писатель называет Треблинку конвейерной плахой?
…всего Треблинка располагала смертной промышленной площадью в шестьсот тридцать метров. В одну камеру загружалось одновременно четыреста – шестьсот человек. Таким образом, при полной загрузке десяти камер в один прием уничтожалось в среднем четыре - шесть тысяч человек. При самой средней нагрузке камеры треблинского ада загружались по крайней мере два - три раз в день (были дни, когда они загружались по шесть раз).
Умерщвление длилось в камере от десяти до двадцати пяти минут.
…В течение пятнадцати минут гемоглобин человеческой крови плотно связывается с окисью углерода, и человек дышит "впустую" - кислород перестает поступать в его организм, появляются признаки кислородного голодания: сердце работает с бешеной силой, гонит кровь в легкие, но отравленная окисью углерода кровь бессильна захватить кислород из воздуха. Дыхание становится хриплым, появляются явления мучительного удушья, сознание меркнет, и человек погибает так же, как гибнет удавленный.
Вторым принятым в Треблинке способом, получившим наибольшее распространение, было откачивание с помощью специальных насосов воздуха из камер. Смерть при этом наступала примерно от таких же причин, как и при отравлении окисью углерода: у человека отнимали кислород. И, наконец, третий способ, менее принятый, но все же применявшийся, убийство паром; и этот способ основывайся на лишении организма кислорода: пар вытеснял из камер воздух.
…Сперва у человека отнимали свободу, дом, родину и везли на безыменный лесной пустырь. Потом у человека отнимали на вокзальной площади его вещи, письма, фотографии его близких, затем за лагерной оградой у него отнимали мать, жену, ребенка. Потом у голого человека забирали документы, бросали их в костер: у человека отнято имя. Его вгоняли в коридор с низким каменным потолком - у него отняты небо, звезды, ветер, солнце.
И вот наступает последний акт человеческой трагедии - человек переступил последний круг треблинского ада.
…Найдем ли мы в себе силу задуматься над тем, что чувствовали, что испытывали в последние минуты люди, находившиеся в этих камерах? Известно, что они молчали... В страшной тесноте, от которой ломались кости и сдавленная грудная клетка не могла дышать, стояли они один к одному, облитые последним, липким смертельным потом, стояли, как один человек….
... Мертвые тела стоят, постепенно холодея. Дольше всех, показывают свидетели, сохраняли дыхание дети. Через двадцать - двадцать пять минут подручные Шмидта заглядывали в глазки. Наступала пора открывать двери камер, ведущие на платформы. Заключенные, в комбинезонах под шумное понукание эсэсовцев приступали к разгрузке. Так как пол был покатым в сторону платформы, многие тела вываливались сами…
 Затем команды, вооруженные зубоврачебными щипцами, вырывали у лежавших в ожидании погрузки убитых платиновые и золотые зубы. Зубы эти сортировались согласно их ценности, упаковывались в ящики отправлялись в Германию…
….Трупы грузились на вагонетки и подвозились к огромным рвам-могилам. Там их укладывали рядами, плотно, один к одному. Ров оставался незасыпанным, ждал…
12.Какие чувства вызывают у вас описанные факты?
(обучающиеся обычно отмечают ужас и даже шок, когда слышат такие страшные факты, свидетельствующие о зверствах фашистах, стремящихся уничтожить ни в чем неповинных людей).

Слово учителя

И завершает «последний круг треблинского ада» Гроссман такими словами:
Огромные экскаваторы работали, урчали, рыли день и ночь новые, огромные на сотни метров длины и темной многометровой глубины, рвы. И рвы стояли незасыпанные. Ждали. Недолго ждали….

III.​ Подведение итогов урока

Мы прошли по всем «кругам треблинского ада» — доставка в лагерь, подавление воли короткими и быстрыми приказами, раздевание, ограбление, травля собаками, убийство детей и истребление в газовой камере. Да, тяжело, мучительно, но необходимо, чтобы понять, «что чувствовали, что испытали в последние минуты люди, находившиеся в этих камерах». Чтобы больше это никогда не повторилось. И это – реальные факты. Автор готов подписаться по каждым своим словом: «Все, что написано …, составлено по рассказам живых свидетелей, по показаниям людей, работавших в Треблинке с первого дня существования лагеря по день 2 августа 1943 года, когда восставшие смертники сожгли лагерь и бежали в лес, по показаниям арестованных вахманов, которые от слова до слова подтвердили и во многом дополнили рассказы свидетелей. Этих людей я видел лично, долго и подробно говорил с ними, их письменные показания лежат передо мной на столе».
Что запомнилось вам в романе больше всего?
Как вы думаете, почему?
Какие мысли возникли в связи с этим?
Выработан ли сейчас у людей нового поколения иммунитет против такой «бациллы», как шовинизм?
Излечима ли эта болезнь в людях старшего поколения?
(Такого рода вопросы помогают учащимся осознать значимость прочитанного, может быть, изменить свое отношение к далеким по времени событиям.)

IV.​ Домашнее задание

Проанализировать II часть очерка «Треблинский ад» и письменно ответить на вопрос: В чем смысл названия?