воскресенье, 3 ноября 2013 г.

Русский скульптор М. М. Антокольский

Выдающийся скульптор М.М. Антокольский (настоящее имя – Мордух Матысович) родился 21 октября (2 ноября) 1843 года в Вильно (Вильнюс) в бедной еврейской семье. Его фамилия происходит от названия пригорода Антоколь (Antakalnis, ныне один из районов города). Марк был младшим, седьмым ребенком в семье. Его родители содержали в Вильне небольшой трактир, но были людьми небогатыми и очень религиозными.
Ещё мальчиком Антокольский рисовал везде, где только мог – на столе, на стенах, хотя его никто не обучал рисованию. Вскоре он начал лепить фигурки людей и животных из глины. Ночами, вместо отдыха после изнурительной работы в трактире, где он помогал отцу, тайком от окружающих мальчик отдавался любимому занятию – лепил или вырезал небольшие фигурки из дерева. Иудаизм запрещает изображение человека и животных, поэтому родители относились резко негативно к увлечению сына. Но в 1859 году, когда Марк подрос, его отдали в обучение к резчику по дереву. Случайно увидев репродукцию картины Ван Дейка "Христос и Богоматерь", Марк повторил ее, вырезав фигуры из дерева. Его работа стала известна в городе. О талантливом подмастерье узнала жена виленского генерал-губернатора Владимира Ивановича Назимова – А.А. Назимова, известная покровительница искусств. Ей удалось добиться согласия родителей Антокольского на переезд сына в Петербург.

По ходатайству А.А. Назимовой свои работы из дерева и кости юноша показал профессору Петербургской Академии художеств Н.С. Пименову. Они понравились, и с 1862 года Антокольскому было дозволено посещать вольнослушателем скульптурный класс. При этом его обязали заниматься рисунком, так как художественная подготовка провинциала была крайне слабой. Пименов постоянно интересовался судьбой вольнослушателя, отмечая его быстрые успехи в лепке, и вскоре в Академии заговорили о способностях и трудолюбии Антокольского. Формированию мировоззрения молодого скульптора, его художественных взглядов способствовали встречи с талантливыми и образованными людьми: К.А. Савицким, В.М. Васнецовым, И.И. Шишкиным, А.Н. Серовым, М.П. Мусоргским. Он стал другом И.Е. Репина, близко сошелся с членами Артели художников, возглавляемой И.Н. Крамским. Чрезвычайно важным стало для Антокольского личное знакомство с В.В. Стасовым в 1869 году. В течение всей своей творческой жизни скульптор ощущал его доброту, чуткость и неизменную поддержку.
Учился Антокольский в классе Н.С. Пименова, а после его смерти – с 1863 по 1868 год – у гравера и скульптора И.И. Реймерса. В 1864 году М.М. Антокольскому была присвоена серебряная медаль за горельеф "Еврей-портной.


В 1865 году – серебряная медаль и стипендия Его Императорского Величества за горельеф "Еврей скупой".


Уже первые горельефы Антокольского показали жизненность и реалистичность произведений художника. "Таких вещей, - писал В.Стасов, - у нас еще, кажется, никто до сих пор не пробовал делать: нашим скульпторам все некогда было заниматься такими пустяками как жизнь и правда, им надо было парить в заоблачных пространствах, в аллегориях... Но теперь большое было бы счастье для нашей скульптуры, если бы пример г. Антокольского не замер в пустыне".

Во время учёбы в Академии М.М. Антокольский не только в совершенстве овладел русским языком (у него дома говорили на идиш), но и увлёкся российской историей и литературой. И первой большой его работой стала статуя «Царь Иван Васильевич Грозный», начавшая собой новый этап творчества Антокольского – работу над образами отечественной истории. Статуя "Иван Грозный", которая экспонировалась на I выставке Товарищества Передвижных Художественных Выставок, принесла скульптору мировую славу. В дальнейшем Антокольский не раз участвовал в выставках Товарищества передвижников, с большой симпатией относясь к их поискам "правды в искусстве", противостоявшей канонам академизма. Под воздействием В.Стасова и И.Крамского Антокольский стал убеждённым реалистом-демократом, близким к передвижникам.


М.М. Антокольский давно болел, и в конце марта 1871 года по совету врачей покинул Петербург, переехав в Италию – сначала в Неаполь, а потом в Рим. В то время это была, в общем, обычная для выпускников Академии Художеств практика. Считалось, что будущие скульпторы и живописцы должны окунуться в культурную атмосферу и увидеть работы классиков в оригинале. В Риме Антокольский встречался с В.Д. Поленовым, совершил вместе с ним увлекательное путешествие по итальянским городам. Подружился скульптор и с семьей известного мецената С.И. Мамонтова, став активным участником "мамонтовского кружка".
В Риме Антокольский начал работать над статуей Петра I, задуманной ещё в России. Решение создать статую Петра Великого возникло у скульптора почти одновременно с замыслом "Ивана Грозного". Работа проходила за границей, в Риме, но основное содержание образа и идейная трактовка определились еще в России.


Памятники по этой модели были воздвигнуты в Кроншдтате,Таганроге, Архангельске, и так далее; один попал даже на  500-рублевую купюру. 



Одновременно с работой над статуей Петра I М.М. Антокольский выполнил для Александровского моста через Неву эскизы конных статуй Ярослава Мудрого, Дмитрия Донского, Ивана III (все 1872), которые должны были стать своеобразной "скульптурной галереей" крупнейших русских исторических деятелей. Претворить этот замысел в жизнь, однако, не удалось, так как архитектурный проект не утвердили. 
Большое значение скульптор придавал портрету. В июне 1873 года он писал Стасову из Рима: "У меня явилась мысль сделать бюсты всех замечательных людей, которые есть у нас на Руси... А, право, я убежден, что подобные бюсты гораздо большее значение могут иметь для потомства, чем разные памятники, которые ставят у нас на площадях. Все они ложны и вычурны..."
В 1880-е годы М.М. Антокольский вновь обращается к русской исторической теме. Главной его темой становится русская история, крупнейшие ее фигуры, личности которых он стремится раскрыть во всей их драматической сложности. Вдохновленный образом пушкинского Пимена, скульптор создает статую "Нестор-летописец" 



В 1891 году он завершает еще две работы – майолику "Ярослав Мудрый"  и статую "Ермак" . В обоих образах М.М. Антокольский также видел тех, кто определял "будущность России".


В Париже Антокольский вел исключительно замкнутый образ жизни. Он был очень скромен, не стремился привлечь внимание к своему творчеству. За годы пребывания во Франции Антокольский не организовал там ни одной персональной выставки. Зато в Петербурге в 1893 году в Академии художеств была развернута невиданная ранее по объему персональная выставка произведений Антокольского. Но многие его работы остались непонятыми; подвергался он также откровенным нападкам недоброжелателей, выступавших в прессе. Несмотря на поддержку В.Стасова, скульптор тяжело переживает все это и в гнетущем состоянии покидает Петербург.

Последними крупными работами скульптора были портрет императрицы Александры Федоровны (1896), статуя императора Александра II (1896), памятник императрице Екатерине II для Вильно (1897, открыт уже после смерти автора в 1902 году).


Вследствие все усиливающейся болезни Антокольский был вынужден с 1897 года часть времени проводить в Италии на Лаго-Маджоре, но все же, главным образом, работал в Париже. В последние годы жизни он участвовал во многих международных выставках – в Мюнхене (1892), Берлине (1896), Вене (1898), Париже (1900) и других. Провел персональные выставки в Петербурге (1893) и Париже (начало 1890-х). С 1893 года Антокольский был действительным членом Императорской Академии Художеств, Института искусства в Урбино. Был он и Кавалером ордена Почетного Легиона.

Умер скульптор 26 июня (9 июля) 1902 года во Франкфурте-на-Майне (по некоторым источникам – в городе Бад-Хомбург). М.М. Антокольский был похоронен в Санкт-Петербурге, на Еврейском Преображенском кладбище.